Разделы книги

Мифотворчество

Миф – это идеализированное представление о мировоззрении, которое побуждает социальный кластер к развитию.
«Миф – это та специя, которая делает вкуснее даже самую пресную реальность.»

Миф – это идеализированное представление о мире, моделях поведения в нем и героях, которые служат примером для человека и побуждают его изменяться (развиваться).

Миф формирует идеальную модель поведения, которая приветствуется и поощряется в данном социуме, и демонстрирует способ достижения персонального идеального будущего в рамках коллективного представления об идеальном будущем этого социума.

Миф может основываться как на реальных, так и на вымышленных фактах. Но в его основе всегда лежит присущее данному социуму мировоззрение.

Мифологизация того или иного события, факта может происходить как спонтанно, так и проектно. Спонтанная мифологизация происходит, как правило, в ситуации низкой наполненности идеологического (идейного) горизонта социума. Спонтанная мифологизация – это воплощение коллективных мечтаний об идеале поведения.

Мифологизация в рамках проекта – это целенаправленное создание историй, которые демонстрируют правильность и социальное одобрение определенной модели поведения.

Проектные мифы разрабатываются с целью побудить социум к действиям, необходимым для воплощения спроектированного будущего.

То есть спонтанная мифологизация помогает расширить существующее представление о будущем.
А проектная является инструментом построения другого будущего.

Отсюда, мифотворчество – это формулировка привлекательных моделей поведения, результатом которой является мотивация (побуждения) максимально широкой группы людей следовать этим моделям для достижения спроектированного будущего.

Вершиной мифотворчества являются сказки – метафорическое и доступное для понимания изложение базовых социальных принципов. Сравнивая сказки различных социумов (культур) в разные периоды времени можно определить основные принципы построения этого социума и выделить ключевые драйверы его развития.

В современном обществе мифотворчество по-прежнему является одним из ключевых инструментов управления развитием социальной системы практически любого уровня: от небольшой бизнес-компании до социальных объединений, включающих в себя несколько стран.

Фактически, мифы выполняют одновременно и функцию социальных аттракторов (путеводных звезд), и функцию универсальных алгоритмов поведения, адекватного данному социуму.

Одним из наглядных примеров такого мифотворчества является стахановское движение 30-х годов ХХ века в СССР. Мифологизация Алексея Стаханова – шахтера со сверхвысокой производительностью труда – позволила сформировать долгосрочный аттрактор в советском обществе и закрепила формулу «персональной пользы»: «достижение высокого социального статуса без необходимости глубокого личного образования». А также зафиксировало алгоритм достижения успеха для широких масс людей: перевыполнение нормы выработки равняется личному благосостоянию и почету.

Построение стахановского мифа во многом было успешно за счет мощной медиаподдержки: картинка идеальной реальности Стаханова была фактически навязана с помощью доминирующих коммуникаций через СМИ.

В современном обществе – в том числе и благодаря нарастающей коммуникационной связанности людей – «стахановский» подход к мифотворчеству значительно утратил свою эффективность, так как у широких масс людей существенно возросла возможность анализа (сопоставления) мифической ситуации и ее реального воплощения. И здесь важно понимать, что миф – не самосущен, он живет (существует) только в сознании людей. То есть миф тем сильнее, чем больше людей в него верят.

Но, как уже говорилось, мифология, как инструмент модерации социума, не только не утратил, но и усилил свое значение в современном многополярном мире.

Просто сегодня на смену одномерным «стахановским» мифам снова приходит многомерная модель сказок. Сказки, в которых есть добро и зло, бытовое и абстрактное. В которых есть хороший или не очень герой и испытания, которые делают его сильнее… То есть даже в самой простой сказке/мифе присутствует объем, динамика и драматургия развития сюжета. И этим она отличается от линейных сюжетов спроектированных мифов середины и конца ХХ века.

Сегодня нужно не только понимать, какой миф нужен для проекта, но и как он будет воспринят (поддержан) в горизонтальных социальных коммуникациях: мало понимать какую проектную цель реализует тот или иной миф, но и важно осознавать насколько он будет достоверен и поддержан социумом. Иначе можно получить обратный эффект – реакцию отторжения мифа социумом и рождение контрмифов. Даже в ситуации доминирования СМИ (и особом частном случае – подконтрольности всех СМИ одному идеологическому центру) искусственное рождение мифа практически всегда сталкивалось с возникновением контрмифа. Аналогично тому, как официальная (доминирующая) культура всегда имеет контркультуру, которая как раз и строится на протестных настроениях.

Объемные, драматические мифы минимизируют этот риск, так как являются более привлекательными для внешнего наблюдателя, прежде всего за счет возможности существования разных трактовок изложенного и большей персонификации (вовлеченности) аудитории по отношению к мифу.

На практике.
Создание мифа строится по достаточно простому алгоритму:

  • Определение пустот (отсутствие необходимых образов) в идеологическом горизонте субъекта (см. раздел «Репутационная матрица»).
  • Поиск реальных фактов и событий, максимально соответствующих выявленным пустотам («вакансии героев»).
  • Идеализация выявленных фактов – усиление в них требуемой для проекта составляющей. Или придумывание необходимых историй в случае отсутствия подходящей ситуации в реальности.
  • Проверка мифа – тестирование его восприятия в респондентных группах.
  • Легализация созданного мифа – реализация его в социуме через формирование отношения к мифу со стороны как социальных групп, так и отдельных индивидуумов.